Внимание! Вы используете устаревший браузер.

Прощаемся с богатой Россией. Встречаем годы безденежья

news_bigpic

Времена дорогих природных ресурсов, которые начались с повышения цены на нефть на мировом рынке в мае 1999 года, подходят к своему завершению

Сайт finresult.ru переезжает на новый домен finkontrol.com.

, 28 апреля, 2014, 65, 0

Времена дорогих природных ресурсов, которые начались с повышения цены на нефть на мировом рынке в мае 1999 года, подходят к своему завершению. Принимая во внимание тот факт, что рынок (как финансовый, так и сырьевой) накачивают спекулятивной дешевой валютой, следует отметить, что сырье, на удивление, не дорожает, а напротив, начинает стремительно дешеветь во многих сферах.

Наиболее удивила ситуация на рынке угля. Цена его упала с самого высокого уровня, который наблюдался во втором квартале 2011 года, в два раза. Причиной этому стали общее перепроизводство, а также резкое снижение импорта угля Индией и удешевление угля США, который экспортируют нынче даже в страны Европы.

Рынок нефти и газа пока держится, однако эксперты прогнозируют ему не более трех лет, ведь к этому времени должны достроить газовозы для экспорта сжиженного газа из Америки, заложенные в Южной Корее. Существует мнение, что вслед за этим «национальное богатство» России обернется в курицу без головы, но это уже забота тех, на кого это «богатство» служит. Тем не менее, снижение цены в три раза на экспорт газа в европейские страны считается неизбежным.

Ситуация с нефтью выглядит еще проще. Естественно, удешевление газа и угля спровоцируют ее на снижение своей цены на мировом рынке порядка до 60 долл. за баррель. Такие последствия, в свою очередь, для сегодняшней модели экономики России можно сопоставить с выстрелом в висок из гранатомета.
Однако дело не ограничивается только энергоносителями.

Весной 2011 года цены в мире на стальной полуфабрикат и плоский прокат были снижены примерно на четверть, а сортовый прокат — на одну шестую. В это же время подешевел и никель в половину, алюминий и олово — на треть (при этом ресурсы его в мире намного превышают потребление за год, а перспектив сокращения не предвидится), цинк и свинец — более чем на четверть, медь — около 30%.

Акцентируем внимание и на удешевлении золота (более чем на четверть от максимального уровня), что является, в первую очередь, не сырьем для промышленности в сфере электротехники, а средством сбережения и накопления имущества и главным металлом всего экономического рынка.

Конфликт вокруг «Уралкалия» между «хозяйствующими субъектами» заинтересовал довольно небольшой, но показательный калийный рынок. Инвестиционные проекты, которые осуществляются в этой сфере, увеличивают производство калия на треть в течение трех лет, при этом не наблюдается никаких признаков повышения спроса. Кроме того, большая часть подобных проектов уже побывала в «точке невозврата», а это значит, что остановить их в процессе реализации будет намного дороже, чем продолжить, даже если они приведут к убыткам. Как результат, это обрекло рынок калия на обвальное снижение цен, что повлекло за собой арест Баумгертнера и довольно убедительную поддержку Интерполом намерения Белоруссии преследовать руководство «Уралкалия».

Все вышеперечисленное нельзя назвать случайностью, это не разовое колебание, скорее это новый хозяйственный цикл развития мира. Одной из главных причин снижения цен на сырье является торможение экономики Китая. Данная проблема лежит на поверхности, хотя и она вызвана не только внутренней политикой страны, но и в большей мере ограничением уровня прироста внешнего спроса, который был спровоцирован сползанием экономики всего мира к глобальной депрессии.

Таким образом, насколько можно судить сегодня, уместно утверждать, что срыв экономики в глобальную депрессию неизбежен, а это, в свою очередь, приведет к еще большему усилению перепроизводства основных видов сырья и, как следствие, усилению тенденции снижения цены на него.

За последние два года удешевление природных ресурсов четко сигнализировало глобальному и национальному бизнесу о том, что в данных обстоятельствах не стоит вкладывать деньги в соответствующие отрасли. Примерами этому служат Катар, который наложил мораторий на освоение новых месторождений газа на шельфе, и Россия, которая фактически отказалась от освоения Штокмановского месторождения. Поэтому объектом инвестиций во всем мире резко перенесся с освоения сырьевых месторождений и закупки мощностей переработки на новые технологии. Исключения, подобные рынку сланцевых газа и нефти США, ярко демонстрируют правило. В результате наиболее передовых стран мира, не принимая во внимание всю косность глобальных монополий, наверняка, ожидает новый рывок в сфере технологий, новый этап преобразования ими повседневной жизни.

Сделанные инвестиции в данные технологии нужно будет окупать, поэтому, несмотря на растущую производительность, продукция высоких технологий станет дороже, чем сырье. Тенденция к его относительному удешевлению, которое проявилось за последние десятки лет, повернется вспять. В итоге интеллектуальная рента перекроет не обладающей ею части человечества дыхание.

Кроме того, по истечении какого-то времени обширное злоупотребление монопольными положениями под видом реализации права на интеллектуальную собственность спровоцирует распространение недорогих и общедоступных, а также сверхпроизводительных технологий, которые блокируют сегодня глобальные монополии и национальные бюрократии.

А через пару десятилетий мир увидит последствия перетекания инвестиций в новые технологии, причинившие ущерб разработке различного сырья, дефицит которого изменит ситуацию. Она будет выглядеть следующим образом: цены поднимутся, и за ними последуют инвестиции, а после осуществления подобающих проектов этот цикл снова повторится.

Но это пока еще в будущем

А в ближайшее время нас, наверняка, ожидает эпоха снижения цен на сырье, при этом Россия столкнется с довольно резким снижением доходов от основной части своего экспорта, в том числе продукции первого передела и стремительно устаревающего оружия (которое теряет способность производить большую его часть). Однако наша страна страдает уже сейчас, в основном от груза собственных проблем, возникших от произвольных действий коррупционеров и монополистов. Рост экономики замедляется и в скором времени перейдет в спад, потому как стремительное увеличение инвестиций за прошлый год сменилось их нарастающим снижением.

Наши эксперты, продолжающие в данных условиях призывать к разработке стратегий по инвестированию нефтедолларов в разработку и реализацию новейших технологий, к сожалению, опоздали. Пока эту стратегию реально разработают (хотя медведевская «модернизация» показывает опыт, что этого может и не случиться), нефтедоллары уже закончатся.

На самом деле, этот процесс начал развиваться еще задолго до исчерпания запасов. Вспомнить хотя бы об истошных воплях про отсутствие денег в бюджете, остатки которого (около 7,2 трлн руб.) не используются и превышают полугодовые расходы (иными словами, полгода можно не собирать налогов, таможенных взносов, этого никто не заметит, кроме казначейства). Сокращение социальных расходов и программ, направленных на развитие (но которые не производят впечатления откровенно мошеннических «имиджевых проектов»), в данных условиях нацелено, скорее всего, на прикрытие вполне возможной финальной операции по «уводу» из государства значительной части ее собственных резервов.

Опасность состоит в том, что предстоящий кризис намечается довольно длительный и в худшем случае может привести к финалу самой России, потому как слишком очевидна наша неготовность к подобному развитию событий.

Наши технологии, которые были созданы еще примерно в 80-х годах, будут безнадежны и неактуальны в ближайшем будущем с высокими технологиями так же, как и нынешние РВСН — в случае глобального применения образцов высокоточного оружия вместе с четырехуровневой ПРО США.

Понравилась статья? Поделись с друзьями

Код для вставки на сайт или блог.

Пример отображения блока: